Главная » Культура и история

ЗАБЫТЫЕ ЗЕМЛЯКИ

Февраль 21, 2017 Комментариев нет

Историю города Могилева писали многие его сыновья и дочери, верой и правдой служившие ему. О некоторых постоянно говорят, вспоминают и пишут. Но есть и те, о которых незаслуженно забыли.

Жителям Могилёва следует устра­нить недооценку заслуг земляка Ястр­жембского Николая ФеликсовичаYastr

Николай Феликсович (Н.Ф.) родился 10.07.1808 г. в Речицком уезде Минской гу­бернии. В 21 год закончил физико-математический факультет Виленского универ­ситета, а в 24 года — Институт корпуса инже­неров путей сообщения (Санкт-Петербург, также с отличием).

1832—1848 гг. — работает в «альма-матер» — в Институте корпуса инженеров путей со­общения; в 1843 г. — получает звание профессора.

В конце 1847 г. в его жизни происходят резкие изменения: налажен­ную столичную жизнь он меняет на провинциальный Могилёв и с 17 января 1848 г. работает начальником отделения Могилёвского округа путей сообщения.

В 1863 г. в чине полковника ушёл в отставку. Остался в Могилёве. Там же умер и захоронен (1874); дата и место неизвестны.

Если человек талантлив — это проявляется во всём. Таким являлся и Н.Ф. В частности, пока он сам не признался, его главы «Мёртвых душ» специалисты всерьёз принимали за творение Н.В.Гоголя. Но забава «под Гоголя» не должна попадать в приоритетный список за­слуг Н.Ф., как это делают отдельные авторы, пишущие о нём статьи и брошюры. У него есть много чего «не под кого-то», оригинального. Это будет пояснено ниже, после анализа известных мне сведений о жизненном кульбите Н.Ф.

Сам Н.Ф. объяснил его семейными обстоятельствами.

Но, исходя из жизненного опыта, авторы статей и брошюр о Н.Ф. не верят такому объяснению — они знают, что в 95 случаях из 100 такое объяснение является лишь мягкой формой решения вопроса, суть которого – «нежелание начальства продолжать работать со своим подчинённым» (чтобы не было жалоб, судов и прочих неприятностей). Кстати, вот что сам Н.Ф. сообщил о процессе своего перевода: «я написал письмо графу ... и сам занёс его в канцелярию. Дежурный передал графу и через 5 минут принёс назад с резолюцией «С удо­вольствием согласен»».

Ряд авторов считает, что причиной жизненного кульбита Н.Ф. явился часто общавшийся с ним троюродный брат Иван (который в со­ставе 21 революционера-петрашевца 19 декабря 1849 года был пригово­рён к смертной казни; на эшафоте смертную казнь всем заменили катор­гой). Но это ошибочное объяснение. Дело в том, что Иван в своих вос­поминаниях сообщил: кружок Петрашевского начал посещать лишь с осени 1848 года. Но ведь Н.Ф. начал работать в Могилёве с 17.01.1848 г.
Анализ известных мне сведений о Н.Ф. позволяет заключить: причина его жизненного кульбита иная: придавили и вытеснили.
Перехожу к пояснению своего мнения.
Столичный период жизни Н.Ф. состоит из двух этапов. Первый — деятельность на научно-педагогической целине. Второй — вторжение — начал действовать и на возделываемом, причём давно (более века), научно-педагогическом поле.
На первом этапе. В 1837—1838 гг. Н.Ф. издал «Курс практической механики». За него был удостоен наиболее престижной (по тем време­нам) Демидовской премии. Это о нём, за пределами Республики Бела­русь, пишут: «был широко известен в научных кругах и внёс значи­тельный вклад в становление прикладной механики»; «такой талант­ливый профессор»; «никому не уступал по уровню механико-математической и технической подготовки»; «внёс серьёзный вклад в тео­рию упругости»; «В России первые работы по динамике машин выполнил Н.Ф.Ястржембский» и пр.
На втором этапе Н.Ф. к прикладной механике подключает ещё и общую (теоретическую) механику. В 1846 г. вышел в свет его двух­томный курс «Начальные основания общей и прикладной механики». Приоритет-специалист середины XX века в области истории механи­ки А.Н.Боголюбов оценил этот курс словом «самобытный». В соот­ветствии с толковыми словарями «самобытный» — это «своеобразный, оригинальный, не похожий на других, существенно отличающийся от ранее существовавших аналогов».
И это так. В частности, впервые термин «общая» мы находим именно у Н.Ф. При этом замечаю: такое название впоследствии по­нравилось многим специалистам — «Общую механику» на немецком языке в 1927 г. издавал всемирно знаменитый М.Планк, на польском языке З.Осинский (1972 г.). Автор данной брошюры также считает: давно пора и нам (белорусам, россиянам) переходить на такое назва­ние учебного предмета, обоснование чему приведено в разделе 2.2.
Но «Общая механика» — это лишь часть самобытности Н.Ф. Если в более широком плане: он не хотел, как подавляющее боль­шинство других, принимать математические догмы, прикрывающие собою сформировавшиеся в мировом обществе ложные научные взгляды. Это и явилось причиной его жизненного кульбита 1847 года — его совесть не позволила отступить от принципа «для настоящего учёного научная истина превыше всего». Продолжаю пояснять.
Ещё в своей «Прикладной механике» (1837 год) Н.Ф. писал: «Одним из существенных недостатков общей механики является то, что её теоретические выводы не подтверждаются практикой». Но на это никто не обратил внимания — мало ли кто и что говорит, тем бо­лее человек с другого научно-педагогического поприща.
Но вот уже в 1845 году, действующий и на поле общей механики Н.Ф. допускает неосторожное высказывание относительно знамени­тостей Л.Эйлера и Л.Лагранжа — «Нельзя не заметить, что все труды этих славных геометров принесли больше пользы чистому анализу, чем приложению механики и практике». Это своё мнение, с расши­ренным толкованием, Н.Ф. перенёс и в двухтомник 1846 г., изданный с грифом «Руководство к преподаванию».
«Руководство ...» для старожилов научно-педагогического поля «общая механика», более века возделываемое Эйлером, а затем его учениками — это красная тряпка для быка — «Учить нас намерился»! А «Нельзя не заметить ...» (см. предыдущий абзац) — это великолепный аргумент для старших по возрасту и опытных в интригах коллег-противников.
Малый процент читателей понимает это — ведь большинство счи­тает, что научные и научно-педагогические поприща — это райские уголки. Автор, знакомый с жизнью шахтёрских производственных коллективов, сообщает: нет. Мнение «придавили и вытеснили» пояс­няю примерами по теме — «Сложно ниспровергать тысячелетиями усто­явшиеся взгляды общества, хотя они и ложны».
Классический пример — переход общества от Гео- к Гелиоцентриче­скому взгляду на строение Вселенной. Коперник заканчивал жизнь в преследованиях; в частности, запретили помогать вести его хозяйство дальней родственнице Анне Шиллинг; похоронен был без почестей (1543 г.); его последователям удалось установить мемориальную дос­ку (на стене собора против могилы) лишь 38 лет спустя. За развитие системы Коперника в 1600 г. сожжён на костре Джордано Бруно.
В 1616 г. собрание богословов приняло решение, осуждающее и за­прещающее творение Коперника; 21.06.1633 г. инквизиционному трибуналу под страхом смерти удалось вырвать отказ от учения Ко­перника у Галилео Галилея, и только поэтому жизнь ему была сохра­нена, но до конца жизни (1642 г.) он являлся «узником инквизиции» — ему запрещалось с кем-либо встречаться без присутствия доверенных лиц инквизиции, писать и читать что-либо без их контроля.
Полагаю, читателям интересно знать, что в те далёкие времена заступникам Галилея папа Урбан VIII ответил: «Синьор Галилей был моим другом: мы часто беседовали с ним запросто и ели за одним столом, но ... Всегда лучше следовать общепринятым учениям». Ав­тор данной брошюры согласен и уточняет: хотя они и ложны.
Итак, рекомендация землякам: мировая общественность и спе­циалисты отмечают ряд заслуг Н.Ф. в продвижении прикладной ме­ханики на пути технического прогресса; этой брошюрой продемонстрировано, что он, подобно Галилео Галилею, является ещё и пострадавшим в борьбе за торжество общенаучной истины; могилевчане, и белорусы в целом, должны существенно повысить уровень гордости за своего земляка — разыскать место захоронения и установить надгробный памятник, расширить сведения о нём.

Заслуженный деятель науки республики Беларусь, профессор, доктор технических наук
Руслан Игнатищев

Нам важно ваше мнение

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:


Яндекс.Метрика